Хотя закон о страховании жизни исключает вариант покрытия при наступлении смерти по причине самоубийства в течение первого года, существуют обстоятельства, которые заставляют страховщика оплатить компенсацию.

Статья 93 Закона о договоре страхования устанавливает, что «если не согласовано иное, покрытие самоубийства застрахованного лица начинается после одного года с момента заключения договора». Под самоубийством, согласно условиям нормы, понимается смерть, вызванная «сознательно и добровольно застрахованным». Несмотря на кажущуюся ясность положения, суды рассматривают ряд обстоятельств для обоснования выплат в иных ситуациях.

В качестве примера приведем недавно разрешенное дело. 25-летний мужчина заключил договор о страховании на поездку за границу, чтобы стать волонтером на 2 месяца. Во время туристического визита в другой город охранники отеля, где он остановился, наблюдали, как застрахованный упал с балкона своей комнаты и умер на месте. Контракт еще не длился больше года.

Полиция установила, что причиной смерти было самоубийство. Семья категорически отвергала эту версию: они утверждали, что он был жизнерадостным молодым человеком, без каких-либо проблем, и запустившим серию очень важных проектов, несовместимых с желанием покончить с собой. Не было и никаких доказательств, подтверждающих возможность самоубийства.

Семья решила потребовать от страховой компании выплаты компенсации, предусмотренной в договоре страхования. Запрос, который, однако, был отклонен компанией, потому что, по их словам, инцидент был исключен из покрытия, т.к. основан на полицейском отчете, административном документе, который также ставится выше любого частного расследования.

В постановлении напоминается, что, как установлено Верховным судом, достаточно, чтобы протокол вскрытия доказал добровольную смерть застрахованного, чтобы снять бремя со страховщика: произошло событие, исключающее страховое покрытие.

Однако в настоящем деле «невозможно с достаточной степенью уверенности определить, что причина смерти застрахованного лица имела суицидальную этиологию», — подытожил судья. Поскольку в свидетельстве о смерти или в протоколе вскрытия нет никаких указаний на этот счет, судья отрицает однозначные выводы полиции. Он приходит к выводу, что выплаты в размере 100.000 € будут произведены, т.к. нет достаточных оснований для доказательства сделанного вывода.

Поделиться:

Обратная связь:

Спасибо!

Ваше сообщение успешно доставлено.
Мы свяжемся с вами в течение одного рабочего дня.